х6 тюненг фото

2017-10-18 00:01




Кароче три охотника - Американец, Русский и Хохол бухали как-то на привале. Америкос достал пузырь виски, сделал из него глоток, подбросил в воздух и... Еблысь! Размочил его из ружья. - Да у нас в Америке этого виски, ну просто завались! Русский достал фунфырик Столичной, выпил одним махом до половины и подкинул вверх...шарах-бабах...разбил. - У нас в России этой водки - аж из ушей льется. Хохол достал бутыль горилки, не спеша выпил его до дна, потом подкинул вверх...хлобысь!, застрелил Русского, поймал бутыль и грит: - У нас этих москалей.... а бутылку треба сдать!!!!


Первый блин всегда комом – радовался Колобок.






Жил был у бабушки серенкий козлик... Иннокентий АHHЕHСКИЙ В Царскосельском, пасторальном месте Бабушка от горя чуть жива. Лишь проснулась, ей дурные вести Принесла соседская вдова. Там за лесом, Hа краю опушки, У пруда В преддверии ночи. Волки съели козочку старушки, Даже рожки неизвестно чьи. Hиколай ГУМИЛЕВ О, Горе! Злые кружева Сплелись венком полночных аур. Ей не нужны, увы, слова, Hемые слезы точат траур. О, Горе! Горе! Волчья сыть Сгубила гордого марала! Его нельзя похоронить. Его осталось очень мало. Анна АХМАТОВА Hе плачь. Такое время года. Такие темные дела. Ему была дана свобода - Hо волки... Hет, увы, козла. Останки мне напоминают - Рога, копыта, шерсти клок... Hельзя оплакивать, родная, Все, Что лежит у наших ног. Марина ЦВЕТАЕВА Мне кажется, что рожки от козла И ножки тоже, Поглядите сами... Здесь волчья стая, кажется, была... Вон бабушка закрылась рукавами. Я думаю, Что он, оставшись жив, Меж нами стал бы символом прощенья, И грех сиюминутный опустив, Поднялся б над "козлами отпущенья". Борис ПАСТЕРHАК Мело, Мело, Hесло пургу Во все окошки. Белели ножки на снегу, Желтели рожки. И заметало волчий след, И заметало. Козла в помине больше нет. Козла не стало. Рыдает мать: О, боже мой... Одна в метели. Козла напрасно ждет домой - Его доели. Рога желтеют за стеклом. Белеют ноги. Hедавно Все это козлом Шло по дороге. Сергей ЕСЕHИH Ты еще жива, моя старушка? А меня давно на свете нет. Ручки-ножки, рожки-завитушки... Да, отговорил один поэт. За кленовым тыном, В чистом поле Драли меня волки Всю-то ночь... Я козел. И жил всегда в неволе. Hе рыдай. Слезами не порочь Осип МАHДЕЛЬШТАМ Hи к чему в белой ночи козленку гулять. Волки тоже изрядно умеют стрелять. И останутся рожки, да ножки, да хвост, Хоть козел - Одиссей и, конечно, не прост. И всплакнет Пенелопа, молитву творя, Где-то шлялся козел, а ее в лагеря... Прах его по утрам окропляет роса... Петербург, где найду я козлов адреса?


Эта давнишняя история - очередное подтверждение банальной истины об опасности случайных связей. Как-то в начале осени я возвращался с Севера в Москву. В Мурманске сел в поезд, какой-то дополнительный, хоть и скорый. Этот поезд вид имел жуткий - свет почти нигде не горел, внутри все было или поломано, или болталось на соплях. К тому же он был совсем пуст - явление нормальное для этого периода, когда все северяне возвращаются из отпусков. Единственным попутчиком во всем вагоне оказался мой сосед по купе - худенький бойкий капитан-ракетчик с Рыбачьего, полностью озверевший от тоски гарнизонной жизни. Он быстро достал бутылку, мы с ним выпили, после чего он извлек из брюк толстенную пачку денег и сказал, что их необходимо как можно быстрее истратить, пока не отобрала жена, которая должна присоединиться к нему в Москве. Но я от дальнейших подвигов отказался, сказал капитану, что всю прошлую ночь был в дороге, не спал, и сейчас улягусь, а ему желаю всяческих успехов. Через пару часов я проснулся от громких голосов, смеха и от того, что на мне кто-то сидит. Оказывается, бравый капитан скупил в ресторане массу выпивки и закуски и устроил в купе прием для всех проводников поезда. Я был представлен гостям, как лучший друг капитана, выпил за армию и МПС и постарался опять заснуть. Снились мне сплошные кошмары, погони, кто-то кричал, звал на помощь, в общем, ужас. Среди ночи меня разбудил стук в дверь. Потом дверь отъехала в сторону, и я увидел в проеме, в лунном свете, белое привидение. Так, сказал я себе, спокойно, сейчас будем разбираться, сон это или нет. Привидение сказало женским голосом: - А где же Коля? Ну, в смысле, капитан? В голове у меня забегало много мыслей. В принципе, капитан мог допиться до привидений, но почему их вижу я? К тому же я замечаю, что исчез не только сам капитан, но какие-то потусторонние силы похитили и его постель. Китель, правда, висит. Привидение вошло в купе и тоскливо заявило: - Я его повсюду ищу. Я же голая совсем. Я никак не мог заставить себя сказать хоть что-нибудь. Тут я заметил, что от моего привидения по-земному здорово тянет водочкой. Постепенно я разглядел, что это, конечно, не привидение, а женщина, завернувшаяся в простыню. Но мысли в порядок никак не приводились. Итак, голая женщина срочно разыскивает капитана. Зачем? Ну, наверно, не книжки вслух читать. Может быть, маньячка? Нимфоманка какая-нибудь? С другой стороны, ко мне в постель не бросается, хотя условия самые подходящие. Может, я не в ее вкусе? Вообще-то есть у нимфоманок вкусы, или им все равно с кем? Черт, слабоват я в теории. Я стал деликатно ее расспрашивать, она как-то мялась, и выяснилось примерно вот что. Она совсем из другого вагона. Поздно вечером капитан, шляясь по поезду, пригласил и ее на прием. Потом, когда проводники ушли, они перешли в соседнее купе, продолжали пить. Ее, как она сказала, сморил сон, она заснула, а когда ночью проснулась, то не обнаружила ни капитана, ни своей одежды. И теперь она все это ищет. - А одежда-то какая? - Платье полушерстяное и кофточка. (Подумала). И комбинация. Так, ну ясно, что она не маньяк. Это капитан, скорее, маньяк. Фетишист. Скрылся и где-нибудь в поезде наслаждается. Я вылез, оделся. Говорю ей: - Давайте, я вам что-нибудь дам накинуть. А то увидит кто-нибудь такое привидение и заикой на всю жизнь... Спасибо, говорит, не надо. Снимает с вешалки капитанов китель и надевает вместо простыни. Действительно, на ней только трусы и лифчик. Выходим в коридор. В лунном свете сверкают трусы и капитанские звездочки. Может быть, все-таки сон, думаю. Капитана нет нигде, в том числе, и в туалете. Другой туалет заперт. Десять минут бужу мертвецки пьяного проводника и прошу отпереть туалет. Тот выходит в коридор, видит вдалеке силуэт в трусах, говорит " ну все, блин, успевают", потом долго ковыряется в замке туалета, который открываться не хочет. Наконец дверь открывается, и мы с проводником хватаемся друг за друга, чтобы не упасть, потому что навстречу нам с унитаза встает фигура в кофточке и платье, в которой мы с ужасом узнаем капитана ... Разгадка оказалась проста. Капитан успешно охмурял девушку в соседнем пустом купе. Когда она дозрела, он быстренько принес свою постель, уложил туда девушку, преодолевая ее сонное сопротивление, разделся сам, но напоследок решил сбегать в туалет. (Я думаю, ему просто поплохело от выпитого). Чтобы подруга пока не сбежала, он прихватил с собой ее бебехи. Разболтанный замок туалета закрылся, но открываться не захотел. В туалете с разбитым окном почти голый капитан стал быстро доходить от холода. Сколько он ни орал, пьяный проводник так и не проснулся. (Кстати, это и были те вопли из моих ночных кошмаров). На счастье капитана, у него оказались платье и кофточка, которые он и нацепил на себя перед тем, как уснуть на унитазе... ... и эта фигура в платье и кофточке, лязгая зубами, говорит: - Вот это облом! Ну все, с этим блядством надо завязывать! Изумленный проводник только смог вымолвить: - Первый раз вижу, чтобы на блядки в поездной сортир ходили!